БЫТЬ В ТРУДЕ, КАК В БОЮ!

0
465

– Когда началась война, мне было 11 лет. Я даже помню этот день. Сестра была совсем маленькая. Мама плакала, говоря как же мы будем жить?!. А она сказала, а мы в бане будем мыться. Понимаете, просто, когда в бане помоешься, особенно в русской, никакой еды не хочется. Охота выпить чаю и поскорее лечь спать. Вот она и решила, что это выход из положения. С начала объявления войны, в армию ушли практически все мужчины призывного возраста в их числе и мой отец. Во многих селах, как и в нашей Кузьминовке вообще не осталось мужчин. Мама уходила на работу, на целый день. Мы оставались с бабушкой, ей было 90 лет. И нам на каждый день давали задание. При этом, никакого обеда. У нас была у всех норма. Даже брат, которому на тот момент всего было 5 лет, имел свою норму. Также сами работали в огороде. Пололи грядки, поливали, таская воду из колодца. И до возвращения мамы, должны были все это сделать и отчитаться. Все это было на наших плечах. Кроме того, в это тяжелое, военное время было огромное желание хоть чемто помочь маме, показать себя с хорошей стороны. В те годы, чтобы мы не делали, мы не уставали. Огород у нас был – 80 соток. Половину огорода мы засеивали семечками, потом сажали картошку. Когда был хороший урожай картошки, закладывали полный погреб. Этого хватало и на еду и на посадку. Семечки подсолнуха высушив, возили на продажу в Магнитогорск. От нашей деревни до которого было 250 км. На вырученные деньги покупали спички, нитки, иголки. Этим мы и жили, питаясь тем, что выращивали сами. Еще грибы собирали. Больше же ничего не было. Во время войны, когда мы работали в колхозе, ставили – трудодни.

Это ничего не давало. А вот если еще и не выполнишь план, то за это еще и наказывали. Каждый колхозник должен был выработать определенное количество трудодней. А для фронта мы и варежки вязали и носки. Картошку я вот даже не знаю, как вам объяснить. Мы ее чистили, резали соломкой, потом опускали в кипяток, сушили в печке и отправлялось все это на фронт. И все время работали. Собирали колоски, хлеба пололи. Сейчас ведь все поля пустые, только степи. А вот тогда траву, что была выше хлебов, мы срывали. У нас не было свободного времени. После школы мы всегда были заняты, работали. Собирали по улицам деревни – золу, которую хозяева выносили. Это было хорошим удобрением для полей. Сейчас спустя годы, анализируя свою жизнь, я все вот думаю, когда же было лучше? Но так и не нахожу ответа на свой вопрос. Нищета такая страшная была. В лаптях ходили. В школу ходили за 4 км. По дороге в школу промокнешь весной и так 5-6 часов сидишь с мокрыми ногами, а на обратном пути еще промокнешь. А теперь вот удивляемся, почему же болят ноги? Вот оказывается, откуда оно все идет. А сейчас жизнь прекрасна и все те проблемы, как сейчас называет молодежь – это не трудности. Надо радоваться каждому наступившему дню, не обижать и беречь близких», – рассказывает Мария Даниловна.

После Победы над фашистской Германией, семья Марии Марковой переехала в Кандыагаш. Здесь она устроилась стрелочницей на станцию. В этой организации Мария Маркова проработала до самой пенсии. Перелистывая страницы пожелтевшего альбома, наша героиня вспомнила ветеранов тыла Веру Калашникову, Сергея Яцко, Марию Харитонову, Надежду Покрову, Ивана и Марию Савран которых уже больше нет. Война стала жестоким испытанием для всего нашего народа. Самоотверженный труд наших мужественных предков, несомненно является образцом для воспитания нынешнего молодого поколения.

А.АБДАНБАЕВА